Защитник, добытчик, главная опора, дисциплинарный и карательный орган в семье. Такова была роль отцов в СССР. В современной семье к мужчине-родителю предъявляются совсем другие требования.

Почему роль отца так сильно изменилась за последние годы 

На современных отцов воздействует сразу несколько социальных факторов.

Во-первых, папа как фигура больше не так уж и нужен для выживания семьи. Современные женщины работают, активно включены в социум, обладают всеми правами, связями, есть господдержка, суд, который в случае развода назначает отцу алименты, — все это придает современным мамам уверенности, что они сами вырастят своих детей. Пусть это и не так просто и, возможно, не так радостно, как если бы отец в семье был.

Во-вторых, несмотря на то, что все меньше нам нужно, чтобы «был мужчина в семье», государство и общество продолжают вести политику, направленную на укрепление «традиционной» семьи, отмечают высокую роль отца (правда, не всегда поясняя, а в чем же тогда эта роль состоит, если не в добыче пропитания и не в защите от врагов). Мужчина, ушедший из семьи и прекративший контакт с детьми, вряд ли встретит одобрение со стороны социума.

Оказавшись в ситуации, когда, с одной стороны, ты не так уж незаменим (семья без тебя не развалится, дети вырастут, мы не пропадем и т. д.), с другой стороны — ты очень нужен и на тебе большая ответственность (угадай сам, какая), современные отцы начинают меняться, искать свою роль. Мужчины больше вовлекаются в процесс воспитания детей, ходят вместе с женщинами на курсы подготовки к родам, потом присутствуют при родах (а многие и не просто присутствуют, а принимают активное участие, помогают, сочувствуют, встречают своих детей). Затем — отказываются от сугубо патриархальной роли, где отцу требовалось «накормить — обеспечить — внушить — наказать». Они читают детям сказки, укачивают, играют, возятся с ними, помогают делать уроки — в той мере, в какой им позволяет мать ребенка, их работа, карьера, эмоциональное состояние и уровень осознанности.  

В результате мы видим новый образ папы — более открытого, свободного, чувствительного, но ответственного отца, все больше и больше обязанностей разделяющего с мамой. Не всем этот образ близок, не всем удается ему соответствовать, но в нем есть много ценного и для ребенка, и для самого папы.

А что, в СССР папы не были ни открытыми, ни чувствительными?

Начнем с того, что до определенного момента их было численно меньше. Многие не вернулись с фронта или вернулись искалеченными, с подорванным здоровьем. Тогда же в обществе бытовала установка, что «лучше уж хоть какой, завалящий, а все же отец». Так требования к мужчине в семье незаметно становились все ниже, и многие женщины и дети оставались на всю жизнь в абьюзивных, зачастую опасных отношениях.

Перед отцом и мужем в СССР ставилось в основном три задачи в отношении детей: выкормить, дисциплинировать и внушить правильную советскую мораль, то есть — словом, делом и личным примером внушить, что такое хорошо и что такое плохо. Если выполняешь эти функции — ты отличный отец.

Образ советского папы — это сложный коктейль из противоречивых установок

Это образ, взятый из патриархального дореволюционного прошлого, но адаптированный под идеи равенства мужчин и женщин, эмансипации, да еще и коммунизма (а в коммунистическом обществе, как мы помним, детей растит коллектив, чужих детей нет, как и своих, а есть только общие). Эти идеи и модели причудливо смешивались, создавая для отцов сложные и противоречивые правила. С одной стороны, ты должен воспитать детей, с другой — то, что сказали в школе, это непререкаемая истина, мы и так уже воспитываем твоего ребенка. С одной стороны, контролируй, учи, занимайся, с другой — есть сильная эмансипированная мама, которая и сама со всем справится, помощи не попросит. А еще редкий советский мужчина мог бы в одиночку обеспечивать семью — ну просто не было тогда таких зарплат, а если и были, то все равно жена обязана хоть кем-то работать, чтобы не получить статью за тунеядство.  

Советскому папе приходилось непросто: ты должен, но вряд ли получится. От тебя ждут, но ты не потянешь. А если вспомнить еще, что мужчине не полагалось открыто выражать свою нежность, участие, сочувствие, печаль, то получается — чтобы соответствовать стандарту советского отца, нужно стать неким искусственным, каменным изваянием и четко выполнять свои родительские функции. Подписать дневник, поставить на лыжи, принести получку, показать ремень.   

Отцовская любовь

Но, конечно, такими наши папы не были. Они находили свой способ нас любить

Мужчины тоже люди: они тоже могут растрогаться, заплакать, расхохотаться, обидеться, устать. Советские мужчины любили своих детей — так, как позволяли им обстоятельства. Это можно назвать «отцовской контрабандой»: выражение чувств было сродни перевозке через границу запрещенного груза. Тайком сунуть ребенку три рубля: пусть купит себе что хочет. Вместе объесться мороженым или пойти в лес и измазаться в грязи, хоть мама и не позволяла. Наказать, не пустить гулять — и вдруг через полчаса тихонько открыть дверь и сказать: иди уж, не балуйся больше. Пообещать на родительском собрании «навести порядок» — а дома промолчать, даже в угол не поставить.

Советские отцы гораздо больше молчали о своих чувствах. Чаще говорили «горжусь», чем «люблю», «сочувствую», «понимаю». Здорово, если детям хватало проницательности, чтобы поймать редкие «позывные» от папы или просто знать, что папа любит тебя безумно, хоть и предпочитает отмалчиваться.

Еще одна чисто советская форма выражения отцовской любви — позволить быть рядом. Вот папа смотрит хоккей; ты точно не уговоришь его почитать тебе сказку, но если присядешь с ним рядом и не будет донимать вопросами — он не прогонит. Многие взрослые потом вспоминают, какое это было счастье — просто сидеть рядом с папой, а нам остается только догадываться, что для папы это было таким же счастьем, но невыраженным.

У советского мужчины были свои дела: покопаться в электропроводке, заняться мелким ремонтом, столярничать, слесарить, мастерить. У самых «продвинутых» был гараж, где можно было просто с удовольствием смотреть под капот своей машине. Многие мальчики, да и девочки тоже, контакт с отцом выстраивали в моменты, когда отец просто позволял наблюдать за его работой, в лучшем случае кое-что рассказывал или позволял крутануть отверткой. Это был еще один легальный способ быть вместе с ребенком. Для самого ребенка эти минуты и часы наблюдения за отцом, следования за ним, эмоционального присоединения часто становились важными моментами их жизненных историй. «Мы с папой» — как способ ощутить себя любимым ребенком.

К сожалению, все эти «контрабандные» выражения любви не всегда были оценены мамами

В советской литературе и кино отпечатались сакраментальные фразы: «опять занимаетесь всякой ерундой», «только впустую время тратишь», «пошел бы лучше с ребенком физикой позанимался»… Советских мам можно понять: раз отцовское внимание было редкостью, раз с папы обычно были сняты всякие повседневные дела, вроде одеть-накормить-проконтролировать, да еще если отец будет баловать, совать тебе конфеты, разрешать всякую «запрещенку» вроде влезания на деревья или поедания пирожков немытыми руками — разумеется, ребенок отдаст предпочтение общению с отцом. Примерно здесь же возникает еще одна установка: муж как еще один ребенок, инфантил, несерьезный, только бы баловать и дурачиться.

Этот сценарий, увы, можно считать самым благоприятным из всех возможных, потому что если отец не находил в себе сил выражать свою любовь, становился суровым «держателем ремня» и не выстраивал собственного контакта с ребенком — это было губительно и для отца, и для ребенка. Первый, вероятно, испытывал тяжелейший стресс, второй — лишался контакта и отцовской любви, которая могла бы поддерживать его всю жизнь.

Образ папы — вовлеченного, сочувствующего, поддерживающего родителя, полноценного партнера по ведению хозяйства и быта — гораздо больше соответствует требованиям современной семьи сейчас, когда защита от диких зверей и добыча пропитания остались позади. 

Мама может помочь папе «прокачать» свои родительские навыки 

Нет универсальных советов, которые способны помочь каждому наладить отношения в семье и раскрыться как родителю. Да и лучше всего не следовать советам, а искать свои пути решения в соответствии с вашим опытом, взглядами на мир, с вашими внутренними и внешними возможностями.

Однако если мама чувствует, что она готова взять на себя чуть больше ответственности за отношения, если ее партнеру сложно самому найти себя в отцовстве, можно попробовать примерить следующие ходы.

Вот что можно посоветовать:

  • Не брать на себя все, что касается ребенка; помнить, что у ребенка два родителя и оба несут за его жизнь равную ответственность.
  • Договариваться о распределении бытовых и родительских обязанностей, делая это, по возможности, в открытом диалоге, в «хорошие моменты» жизни семьи, а не во время конфликта, когда вы истощены и ничего кроме претензий не получается высказать.
  • В нужный момент просто напомнить молодому отцу, что он не должен соответствовать никаким жестким требованиям, не должен соревноваться с идеалами; что для ребенка уже сам факт, что кроме маминого лица над ним склоняется и папино, это уже очень много, а дальше будет еще больше.
  • Признавать, что у отца может быть другой, не мамин язык любви и что разнообразие — это хорошо.
  • Не обесценивать моменты, когда папа и ребенок проводят время вместе. Даже если папа с увлечением играет в компьютерную игру, гоняет на виртуальных машинках, а малыш смотрит ему через плечо — в этом может быть гораздо больше любви и ресурса, чем кажется со стороны. 
  • Не забывать о своем контакте с партнером. Мама и папа в хорошем варианте — равные партнеры в воспитании ребенка. Это партнерство не возникает само собой, часто для этого нет опоры в семейном опыте и женщины, и мужчины. Уважительное взаимодействие между папой и мамой (не путать с любовью: контакт можно сохранить и после расставания) — это самая крепкая опора для психики ребенка. Вкладывайтесь в ваши отношения, говорите друг с другом, давайте обратную связь, старайтесь слышать друг друга. 

Источник: Family Tree