На своей странице в Instagram Александра Митрошина поделилась статистикой. Оказалось, что половина её подписчиков жертвы домашнего насилия.

Домашнее насилие — это, пожалуй, одна из самых острых проблем в нашей стране. Активисты ни один год добиваются принятия закона, а его всё нет. Тем временем, в России продолжают насиловать, убивать и мучать женщин, не получая за этого должного наказания.

48% моих подписчиков/подписчиц хотя бы раз были жертвами домашнего насилия (физического, психологического, сексуального, экономического)
58% были свидетелем домашнего насилия
50% подвергались насилию в детстве во стороны родителей
26% моих подписчиц знакома ситуация, когда после рождения ребенка их партнеры начали их истязать, а пойти было некуда и пришлось терпеть

«Лет пять назад мне казалось, что женщин никак не притесняют. Я даже на первом курсе писала об этом эссе на английском, мол, раньше все было ужасно с правами женщин, а теперь нормально. Погружаясь в тему, я с каждым годом с удивлением открывала все большие грани _системных_ женских проблем (то есть не единичных, а массовых, вызванных существующей системой общества и ей же поддерживаемых)» — пишет Александра на своей странице.

Блогер два или три года назад узнала о домашнем насилии и об отсутствии законодательства и профилактики. Для неё было неприятным открытием, что это не редкие случаи, а частое явление в семьях. После осмыслила статистику Росстата о 16 миллионах жертв насилия в России (в год), среди которых большая часть — в семьях (данные МВД).

«Потом — череда громких дел, сестры Хачатурян, флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, 14.200 участников только в Инстаграме. Декриминализация домашнего насилия. Тысячи историй в директе. Саша, меня прямо сейчас избил муж, у меня ребенок, куда идти. Фото в крови» — делится блогер.

Ты не одна

#ТыНеОдна — Александра Митрошина, Алёна Попова, Евгений Лошак и девушка, под псевдонимом Крипто Анархистка запустили сеть взаимопомощи для женщин. В ней любая жертва домашнего насилия может найти:

  • Кризисные центры в своем населенном пункте
  • Психологическую и юридическую помощь
  • Контакты блогеров и СМИ
  • Контакты людей, готовых помочь (поселить у себя, помочь в работой, перевезти вещи)

Так же есть функция автозаполнения заявления в полицию, где можно заполнить пустые графы, распечатать текст и с ним уже идти в полицию. Автоматическая отправка на почту участка пока не рассматривается, так как полицейские не проверяют почту. Хотя по закону обязаны рассматривать онлайн-обращения.

Если вы хотите вступить в сообщество и помогать тем, кому необходима помощь, на сайте в форме обратной связи напишите свои контактные данные и чем хотели бы быть полезны.

Александра Митрошина: половина моих подписчиков жертвы домашнего насилия.
tineodna.ru

Активисты добиваются того, чтобы жертва не оставалась одна своей проблемой. В каждом населённом пункте нужен кризисный центр или представитель, который может помочь жертве насилия.

Александра просит помощи в распространении информации.

Основатели проекта:

Александра Митрошина

View this post on Instagram

Как постепенно все происходит… Лет пять назад мне казалось, что женщин никак не притесняют. Я даже на первом курсе писала об этом эссе на английском, мол, раньше все было ужасно с правами женщин, а теперь нормально. Погружаясь в тему, я с каждым годом с удивлением открывала все большие грани _системных_ женских проблем (то есть не единичных, а массовых, вызванных существующей системой общества и ей же поддерживаемых). ⠀ Года 2-3 назад я узнала о домашнем насилии и об отсутствии законодательства и профилактики. Потом я узнала, что это не редкие случаи, а частое явление в наших семьях. Потом осмыслила статистику Росстата о 16 миллионах жертв насилия в России (в год), среди которых большая часть — в семьях (данные МВД). Начала что-то подозревать… ⠀ Потом — череда громких дел, сестры Хачатурян, флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, 14.200 участников только в Инстаграме. Декриминализация домашнего насилия. Тысячи историй в директе. Саша, меня прямо сейчас избил муж, у меня ребенок, куда идти. Фото в крови. ⠀ Стал очевиден масштаб проблемы, но осознавала ли я его реально? Может и не осознаю до сих пор. Недавно была новая ступень погружения, когда я провела опрос в сториз. ⠀ Вот его результаты: ⠀ 48% моих подписчиков/подписчиц хотя бы раз были жертвами домашнего насилия (физического, психологического, сексуального, экономического) 58% были свидетелем домашнего насилия 50% подвергались насилию в детстве во стороны родителей 26% моих подписчиц знакома ситуация, когда после рождения ребенка их партнеры начали их истязать, а пойти было некуда и пришлось терпеть Вы понимаете? ПОЛОВИНА МОИХ ПОДПИСЧИЦ — ЖЕРТВЫ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ. Я пока не понимаю. Очень много. ⠀ Некуда идти, не к кому обратиться. Очень часто! Мы боремся за закон, чтобы обратиться можно было к государству. Но пока нет закона, мы с @alenapopova @evgeniyloshak @crypto.anarchistka запустили #ТыНеОдна — сеть взаимопомощи женщин. ⠀ Там любая жертва домашнего насилия сможет найти: ⠀ 🔺Кризисные центры в своем населенном пункте 🔺Психологическую и юридическую помощь 🔺Контакты блогеров и СМИ 🔺Контакты людей, готовых помочь (поселить у себя, помочь в работой, перевезти вещи) ⠀ Продолжение (очень важное)➡️

A post shared by Александра Митрошина (@alexandramitroshina) on

Алёна Попова

View this post on Instagram

В большинстве стран мира жертв домашнего насилия защищают охранным ордером. Агрессорам, оставшимся на свободе, суд запрещает приближаться к жертве и контактировать с ней. Но очень важно не ограничиваться лишь этой мерой. Ведь агрессор, даже будучи под наблюдением полиции, все равно может нанести вред и даже убить свою жертву. Для этого в некоторых странах суд также назначает обязательные психологические программы. Например, так система защиты жертв домашнего насилия работает в Новой Зеландии. Суд отправляет агрессоров проходить специальные психологические программы. В рамках этих программ постоянно отслеживается психологическое состояние агрессора. Квалифицированные психологи отучают его применять насилие. Программу проводят специальные операторы, отобранные государством. О ходе прохождения программы оператор постоянно отчитывается суду и полиции. Если оператор видит высокие риски насилия над жертвой, он обязан незамедлительно сообщить об этом. Охранный ордер не будет отменен, пока оператор не подтвердит отсутствие рисков возобновления насилия. При нарушении прохождения программы агрессора могут отправить в тюрьму сроком до 6 месяцев. Сочетание охранного ордера с обязательной психологической программой для агрессоров чрезвычайно важно. Агрессор, оставленный на свободе, должен быть не только ограничен охранным ордером, но и работать с психологами. А что в это время происходит в России? У нас все просто — у нас нет ничего. Ни охранных ордеров, ни уж тем более обязательных психологических программ для агрессоров. Большинство чиновников и депутатов вообще демонстративно игнорируют проблему домашнего насилия. Хотя нет, обратили внимание на нее один раз, когда в 2017 году декриминализировали побои в семье. Если жертва обращается в полицию, там ей отвечают: "Вы не волнуйтесь, убьет, мы труп приедем, опишем". Так многие женщины и погибают, не получив никакой помощи. Мы требуем принять закон о защите жертв домашнего насилия. До этого момента депутаты, сенаторы и чиновники являются соучастниками каждого убийства и каждой искалеченной судьбы в результате домашнего насилия. #тынеодна #зазаконпротивдомашнегонасилия @alexandramitroshina

A post shared by Алена Попова (Alena Popova) (@alenapopova) on

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *